Сеть магазинов «Интер Дизайн» Сеть магазинов «Интер Дизайн»
Главная / Новости / Общество / «Фронтовыми дорогами отца»: житель Новосибирска посетил места, где в 1945 году воевал его отец

«Фронтовыми дорогами отца»: житель Новосибирска посетил места, где в 1945 году воевал его отец

16 декабря 2019, 14:54
«Фронтовыми дорогами отца»: житель Новосибирска посетил места, где в 1945 году воевал его отец
На фото Михаил Попов
В ноябре 2015 года в редакцию нашей газеты пришло письмо от Александра Попова из Новосибирска, в котором он рассказывал о своем отце Михаиле Попове, который, будучи наводчиком-артиллеристом с 1941 по 1945 год, с боями дошел до Берлина и имел немало боевых наград, в том числе медаль «За взятие Кенигсберга». Александр Попов в своем письме прислал нам воспоминания отца, старшего сержанта Попова, о боях в Восточной Пруссии, которые мы опубликовали.

Тогда в своем письме Александр Попов писал, что «очень хочет приехать в наш регион и пройтись дорогами, по которым в 1945 году шел его отец. Побывать в городах Гумбиннен, Инстербург, Фридланд, Прейсиш-Эйлау, Цинтен, Кенигсберг, о которых он рассказывал».

В октябре этого года он приехал в наш город, посетил Гусевский историко-краеведческий музей, братское захоронение в поселке Ольховатка и поселок Новостроевка, о котором рассказывал Михаил Попов.

И вот на днях мы вновь получили письмо.

«Этой осенью, моя мечта пройти по тем же дорогам, по которым шел с боями мой отец, осуществилась. В моих планах было посетить как можно больше населенных пунктов, где сражались солдаты 48-й гвардейской стрелковой дивизии, 20-го Брестского стрелкового корпуса, и обязательно, я должен был побывать в Гусеве (Гумбиннен до 1946 года), где в октябре 1944 года шли кровопролитные бои, про которые рассказывал мне отец.

Благодаря нашим калининградским друзьям, которые с большим энтузиазмом приняли участие в поездке по области, через час пути мы уже в Черняховске. Все утопало в листве деревьев, чуть окрашенных осенней позолотой. Вдруг, прямо по курсу, среди старинных домов в 2-3 этажа показался торец четырехэтажки и на нем огромный портрет Ивана Даниловича Черняховского — генерала армии, дважды Героя Советского Союза, именем которого был назван Инстербург. Отец говорил, что солдаты с большим уважением относились к командующему фронта, о его храбрости и смелости слагали легенды.

До Гусева остается около 30 километров, и чем ближе этот город, тем острее становится волнение. Так же как и в Черняховске в городе сохранилось довольно много довоенных построек, среди которых здание районного Управления Гумбиннен, здание администрации правительственного округа Гумбиннен, построенное в 1911 г. Тут же, рядом, на центральной площади, я увидел еще ряд современных достопримечательностей города — Храм Всех Святых и 16 метровую стелу с золотым ангелом мира в память о Гумбинненском сражении, которое произошло здесь в августе 1914 года.

По всему было видно, что город имеет свой особый облик, свой характер. Но город — это, прежде всего, его жители, его люди, именно они определяют его душу. Мне очень повезло, когда во время поездки удалось познакомиться с главным редактором газеты „За доблестный труд“ Сергеем Каюковым и директором районного музея Натальей Ситниковой. Во время теплой, душевной встречи я узнал много нового о штурме Гумбиннена, в котором принимал участие и мой отец. Я увидел оригиналы военных документов, боевых карт, газетные очерки, которые говорят о крайней жестокости боев за этот город. Здесь, начиная от самой границы, были возведены такие укрепления, которых нигде в других местах никогда не было.

Посетив Гусевский историко-краеведческий музей, монумент, посвященный участникам 1-й Мировой войны, Аллею Славы и Памятный камень (огромный природный валун), в честь войск, штурмовавших Гумбиннен в 1945 году и проехав еще 7 километров на юго-восток, мы незаметно оказались в поселке Калининское (Аугштупенен до 1946 г.). Сейчас это совсем небольшой населенный пункт, практически в одну улицу, но есть в этом поселке сельская школа, в которой учатся дети со всей округи, в том числе и из города Гусева.

После встречи со школьным коллективом, директор школы Елизавета Борщевская предложила посетить музей. На удивление, в нем я увидел много уникальных находок, в том числе относящихся к периоду Великой Отечественной войны. Более того, все эти предметы были собраны благодаря кропотливому труду учеников этой школы, что бесспорно помогает ребятам как в учебе, так и в изучении истории своего родного края.

На расстоянии всего несколько сот метров от школы попадаешь в небольшую рощу. И тут, через мгновение, машина внезапно вырывается на простор, пульс учащается, и я понимаю — это, то место, то поле под Грюнвайтшен (сейчас Новостройка), на котором бойцы 28-й Армии приняли неравный бой с фашистами.

Наша машина останавливается на обочине, я выхожу и вижу широкое- преширокое поле, поросшее невысокой изумрудной травой. Нет ни оврагов, ни холмов, только ровная поверхность с уклоном в сторону села Новостройка. За время нашей остановки, несмотря на то, что было около 14 часов дня, мы не встретили ни одной машины, ни одного прохожего, абсолютная тишина и только белоснежные в яблоках буренки мирно расхаживали по полю и не обращали на нас никакого внимания.

А ровно 75 лет тому назад, на этом поле стоял сплошной грохот орудий и лязг стальных гусениц танков. В тот день, 26 октября 1944 бойцы 143-го гв. стрелкового полка 48-й гвардейской дивизии, овладев поселком Грюнвайтшен, продолжали теснить врага на Запад. Вдруг, самолеты противника стали бомбить наступающие ряды нашей пехоты, а затем под прикрытием артиллерийского и пулеметного огня со стороны поселка Аугштупенен фашисты бросают в бой более 50-ти танков из состава дивизии СС „Герман Геринг“. Фашисты, наверное считали, что фактор неожиданности принесет им успех, они не учли лишь одного — бой придется им вести с красноармейцами 48-й гвардейской Криворожской дивизии, 20-го Брестского стрелкового корпуса, которые никогда не пасовали ни перед какими трудностями. Бойцы этой железной дивизии, как героические защитники Брестской крепости, как тогда в 1941 году, сражались до последнего и погибали вместе со своими орудиями на огневых позициях, не отступив ни шагу назад.

Где-то здесь, на этом поле, отражал фашистскую атаку орудийный расчет, где наводчиком орудия был Михаил Попов, в будущем мой отец. Стреляя почти в упор, на мгновение, опережая фашистов, он подбил несколько танков, три из которых были „Тигры“. В ходе боя его орудие тоже было разбито, раненые бойцы расчета оказались под гусеницами танка, но чудом несколько бойцов, в том числе и отец, выжили.

Армейская газета за октябрь 1944 года писала: „Слава отважным и умелым истребителям немецких танков! Боец будь таким бесстрашным и стойким, как Иван Анфилов, Михаил Живицкий, Николай Рогуля и Михаил Попов. Этого требует от тебя Родина и Верховный Главнокомандующий товарищ Сталин. Чем больше уничтожишь вражеских танков, тем быстрее придет час окончательной победы над гитлеровскими захватчиками“.

Долго я стоял на этом поле, затем поклонившись и взяв горсть земли, мы поехали дальше на Ольховатку (Вальтеркемен до 1938 года), которая находится в 4-х км к югу от поселка Новостройка.

Хочу сказать еще немного о событиях 75-летней давности. Под Грюнвайтшен, 27 октября и в последующие дни 1944 года, фашисты при поддержке большого количества танков и самоходных орудий неоднократно вновь и вновь пытались атаковать позиции 48-й гвардейской дивизии, но все их попытки прорвать нашу оборону были сорваны, а на поле боя опять горели фашистские танки. Чуть южнее Жургупхен, около Вальтеркемен, вела тяжелые бои 83-я гвардейская стрелковая дивизия 11-й гв. Армии и механизированные части 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса. Учитывая сложившуюся обстановку, на фоне усиливающихся вражеских контрударов, командованием 3-им Белорусским фронтом было принято решение о переходе наших войск к жесткой обороне. Здесь, по линии Йодцунен (не существует) — Грюнвайтшен (Новостройка) — Жургупхен (не существует) бойцы 48-й гв. стрелковой дивизии, находясь в обороне, еще два долгих зимних месяца отражали фашистские атаки. Только в январе 1945 года, после подготовки и усиления армий, наступательные бои за главный опорный узел Восточной Пруссии — Гумбиннен возобновились.

В поселке Ольховатка находится огромное воинское захоронение. На фоне огненных языков пламени скульптор изобразил советских солдат, неудержимо рвущихся вперед, на врага. Художник точно подметил решимость и отвагу тех, кто шел в свой последний бой. Здесь нашли свой последний приют более 2 тысяч бойцов, в том числе 3 Героя Советского Союза, все они погибли в боях за Гумбиннен в октябре 1944 года и в январе 1945 года. И таких мемориалов в Калининградской области множество. Они установлены практически в каждом селе.

Нам пора было возвращаться в Калининград, при этом решено было ехать через Правдинск (Фридланд до 1946 года). Проехав, сначала из Ольховатки в Гусев, и затем, повернув на юго-запад, в направлении Озерска, я четко представлял, как в январе 1945 года бойцы 48-й гвардейской дивизии прорывали здесь очередные фашистские укрепления, расположенные параллельно этим автотрассам. Тогда нашим бойцам, взявшим один рубеж, через 2-3 км приходилось все начинать заново и осуществлять следующий и следующий прорывы. Эта территория считалась безупречной с оборонительной точки зрения, но как фашисты ни старались, отсидеться за толстыми стенами фортов и дотов им не удалось.

Хочу сказать, что я побывал и в других местах, о которых рассказывал отец, это территория Правдинского и Багратионовского районов, Корнево (во время войны Цинтен), участок прибрежной полосы Балтийского моря.

От увиденного впечатление такое, будто война закончилась только вчера. Повсеместно встречаются остатки кирпичных зданий, да самые большие в Калининградской области мемориалы — свидетели того страшного противостояния. По официальным данным только в Калининградской области увековечено около 120 тысяч погибших бойцов, а сколько их было ранено, сколько ребят получили тяжелые увечья — сотни тысяч и это на территории совсем незначительных размеров. Увидев все это, мне стало понятно, почему тогда отец свой первый рассказ о войне начал с Восточной Пруссии, почему так тяжело ему было говорить об этом.

Возвращаясь в Калининград, вспоминались рассказы отца, поле битвы у пос. Новостройка, встречи в редакции, в музее, в школе и думалось о том, какими отважными были те, кто бился здесь с ненавистным врагом, кто, не щадя себя, добывал здесь Победу. И как знать, если бы не героический подвиг тех солдат, в том числе бойцов 48-й дивизии, 28-й Армии, как обстояли бы дальнейшие дела. Что, если бы фашистам удалось прорваться и оттеснить нашу Армию на Восток, удалось бы тогда к 9 апреля 1945 года овладеть Кенигсбергом, а через месяц, 9 мая 1945 года, праздновать Победу? Возможно, что даты этих великих событий были бы другими?

И еще, в Ольховатке я познакомился с ребятами 5-го класса Калининской средней школы. Они приехали домой на школьном автобусе. И когда, во время разговора, на вопрос кому посвящен монумент, они наперебой ответили — солдатам, сражавшимся за Родину в период Великой Отечественной войны и четко назвали дату ее начала и окончания, стало понятно — будущее Калининградской области и нашей Родины в надежных руках.»

P. S. В качестве сувенира с собой в Новосибирск сын фронтовика забрал осколок авиабомбы, который был найден в поле у поселка Новостройка, который передал в музей.

Другие новости по теме
21 января состоялся автопробег, посвященный памяти Героя Советского Союза Сергея Ивановича Гусева21 января состоялся автопробег, посвященный памяти Героя Советского Союза Сергея Ивановича ГусеваФоторепортаж от ГДК с праздничных мероприятий в честь годовщины со Дня Победы в Великой Отечественной войнеФоторепортаж от ГДК с праздничных мероприятий в честь годовщины со Дня Победы в Великой Отечественной войнеФоторепортаж от ДЮСТЦ с празднования первого дня фестиваля «Гумбинненское сражение»Фоторепортаж от ДЮСТЦ с празднования первого дня фестиваля «Гумбинненское сражение»ФОК: фотоотчет мероприятий, посвященных Дню города ГусеваФОК: фотоотчет мероприятий, посвященных Дню города Гусева
Оставить комментарий
Ремонт телевизоров Ремонт телевизоров