Стройцентр

Организаторы военной реконструкции в Гусеве: клоунада, ряженые и псевдоказаки нам не нужны

29 июль 2013, 16:15
Организаторы военной реконструкции в Гусеве: клоунада, ряженые и псевдоказаки нам не нужныВ конце августа в Гусевском районе неподалёку от реки Анграпы пройдёт военно-историческая реконструкция сражения Первой мировой войны. Сергей Фефилов и Дмитрий Клочков, представители фонда «Морское образование», выигравшего право организовать реконструкцию за 9 млн рублей, рассказали о том, что ждёт жителей области, которые захотят посмотреть на реконструкцию боя.

— Вы впервые в Калининграде?

Сергей Фефилов: В четвёртый раз. В первый раз мы были в Калининградской области в прошлом году на мероприятии, реконструкции, которая была в августе в Гусевском районе. Мы были как участники, представляли военно-исторический клуб. Ну и по совместительству мы являемся членами рабочей группы, которая была создана в сентябре 2012 года при Минкульте РФ по военно-исторической реконструкции. Там был начертан план на 2013 год, в том числе, мы как специалисты по Первой и Второй мировой отвечали за это направление.

— Почему вы считаете себя специалистами?

Сергей Фефилов: Мы этим занимаемся 20 лет. В конце 80-х—начале 90-х годов в России начало очень сильно развиваться движение военно-исторической реконструкции. Проводились крупные фестивали на территориях различных боёв. В основном это была эпоха наполеоновских войн, как наиболее толерантная, неполитизированная и романтичная. У нас первый поход был организован в 1987 году при поддержке ЦК ВЛКСМ ещё при СССР. Как раз была круглая дата Бородинского сражения. И тогда мальчишки пошли в первый раз, надели какую-то форму, похожую на ту, что была в кино, потому что информации было ноль. Понятно, почему — нам раньше говорили, что «на карете прошлого далеко не уедешь». После этого начались регулярные военно-исторические фестивали на первом нашем русском поле воинской славы — Бородинском. Первое время это носило характер исторических пикников, когда люди приезжали семьями в каких-то непонятных формах… Но на самом деле всё то же самое было и в Европе, потому что серьёзные исследования начались через несколько лет после того, как появились первые фестивали.

Вслед за эпохой 1812 года стало подниматься движение Первой и Второй мировых войн, средневековья, Петра Первого, то есть практически по всем остальным вехам нашей истории были созданы группы военно-исторической реконструкции. И люди, которые в них участвовали, их, прежде всего, объединял интерес к истории, этим эпохам. Там были и обычные люди, рабочие, крестьяне, интеллигенция, которых интересовала просто красивая форма. А были люди, которые занимались этим профессионально — архивисты, историки, вплоть до докторов наук, которые посвятили себя служению этой профессии.

— А вы — архивисты или историки?

Дмитрий Клочков: Я начинал заниматься реконструкцией, и это было увлечением. Но сейчас у меня уже есть несколько книг, я занимаюсь исследованием русской армии, в том числе, сейчас идёт серия в несколько томов по обмундированию, снаряжению российской армии периода Первой мировой. Там участвуют и музеи, и архивы, и частные коллекционеры. Это богатый иллюстрированный материал.

С.Ф.: Если вы наберете в интернете в поиске «Дмитрий Клочков», то увидите много ссылок на книги, публикации. Также было создано несколько специализированных журналов по военно-исторической реконструкции, которые занимались различными исследованиями. Собственно, люди развивались, становились более широкими специалистами. Это один из побудительных мотивов — когда мальчишки увлекались формой, какими-то уставами военными… Попав в детстве на эту удочку исторического костюма, когда не было ни журналов, ни интернета, а была полная серость и безнадёга в будущем и прошлом, нам это было интересно. Мы начинали как энтузиасты, как люди, которые вкладывали собственные деньги, собственное свободное время, пытались делать какие-то исторические спектакли на исторических достоверных местах. Принципиально важным было не просто надеть историческую форму и куда-то пойти, а сделать это в те исторические даты и на тех площадках, где это действительно было. То есть, ощутить дух времени.

— Вы тоже исследователь, Сергей?

С.Ф.: Я командир старейшего военно-исторического клуба Рабоче-крестьянской Красной Армии по Второй мировой и клуба Лейб-гвардии Преображенский полк — это по Первой мировой.

— Это ваша основная работа, вы зарабатываете этим деньги?

С.Ф.: Нет, конечно. Но наша работа тоже с этим связана. У нас в Санкт-Петербурге есть военно-исторический центр, где и выставка, и продажа, и общение людей, которые увлекаются историей.

— У нас сложилось впечатление, что вы не случайно стали участниками конкурса.

С.Ф.: Людей, которые могут этим заниматься, достаточно немного, потому что тема узкоспециализированная. Мы являемся членами Российского военно-исторического общества, которое было создано при поддержке Министерства обороны РФ и Министерства культуры РФ, соучредителями и сопредседателями организации «Лейб-гвардии Преображенский полк», которая также стала соучредителем военно-исторического общества. То есть, вся жизнь наша посвящена тому, чтобы максимально поделиться своими знаниями и наработками в теме военной истории. И чтобы уроки истории под открытым небом были максимально доступны и понятны зрителю.

Президент Владимир Путин сказал в прошлом году, что мы будем обязательно вместе со всем миром отмечать 100-летие начала Первой мировой. А единственный регион у нас, где шли бои — Восточная Пруссия, ныне — Калининградская область.

Наша задача — провести этот фестиваль на высоком идейно-художественном уровне, сделать из Гумбинненского поля очередное поле ратной славы России. Это задача и Российского военно-исторического общества, и всех тех патриотов и энтузиастов, которые хотят заниматься пропагандой и популяризацией отечественной военной истории, не давая перетягивать одеяло, что только французы с англичанами выиграли эту войну. Как бы это ни было, мы чтим память наших предков и хотим, чтобы вопросы, связанные с этим, максимально поднимались, заострялись, чтобы мы не только к юбилейным датам вспоминали погибших в Первой мировой, а всё-таки, чтобы это стало ежегодным большим фестивалем, как Бородинское поле, Прохоровка, Прорыв Блокады и прочее. Если говорить о фестивале «Гумбинненское сражение» как реконструкции боя Первой мировой, то это большая победа всех энтузиастов и чиновников, которым небезразлична история Отечества. Мы к этому очень трудно шли, но всегда мечтали о том, что на той самой земле, в той форме, в которой воевали наши предки, сможем сделать под открытым небом небольшой урок истории.

Д.К.: Могу сказать, что мы серьёзно занимались организацией реконструкций. В общей сложности принимали участие и организовывали около тысячи мероприятий. Одной из последних, достаточно масштабных, стала «Операция „Искра“. Прорыв блокады Ленинграда. 1943 год». Она прошла 23 февраля 2013 года.

С.Ф.: Собственно говоря, это был первый пилотный проект среди тех, которые мы приняли на заседании нашей рабочей группы, которая была создана при Министерстве культуры РФ по вопросам военно-исторической реконструкции, популяризации отечественной военной истории и патриотики. После первого совещания мы с Дмитрием и московским коллегой Борисом Пантюхиным возглавили соответствующее направление в рабочей группе. На заседании год назад министр культуры РФ Владимир Мединский поддержал идею проведения событийных мероприятий в различных регионах России. У нас, как у экспертов этих рабочих групп, возникло предложение создать цикл мероприятий не только в Питере и Москве, но и в разных федеральных округах, чтобы люди посмотрели кусочек своей истории. Это послужило бы не только развитию событийного туризма, но и исторически-культурной привлекательности. Соответственно, на этот год было запланировано порядка десяти федеральных мероприятий, и первым был «Невский пятачок». На нём в качестве зрителей были и министр культуры РФ, и губернатор области, которые дали достаточно высокую оценку всем нашим действиям, и резонанс был положительный. Понятно, что кому-то не понравилось, что был снег, кому-то — что не продавали водку, но в целом был хороший резонанс.

Д.К.: По оценкам органов МВД, было порядка 10 тысяч зрителей, несмотря на то, что было на улице минус 19, и реконструкция проходила в 40 км от Санкт-Петербурга.

С.Ф.: Занимаясь этим 20 лет, мы участвовали и проводили около тысячи мероприятий разного уровня — от встречи в воинских частях и лекций, торжественно-траурных мероприятий, вахт памяти, в том числе, и на крупных фестивалях в Чехии, Польше, Украине, Белоруссии, Финляндии и т. д. и т. п. Например, в 2005 году мы были в Чехии, и у нас была очень хорошая акция — в честь 60-летия освобождения Праги мы въехали колонной на танках в Прагу.

Д.К.: Наша группа была в головном танке, и нам махал президент, а зрители кидали цветы.

— Девять миллионов на фестиваль под Гусевом — не дороговато ли?

Д.К.: Я могу привести пример. Когда заходит речь о деньгах, есть пример — гонка на болидах «Формулы-1», сколько они стоят. А можно провести гонки на велосипедах во дворе, которые ничего не будут стоить. Но результат разный. С одной стороны, можно пригласить 10 реконструкторов из Калининградской области, довезти их на автобусе, устроить небольшое мероприятие…

С.Ф.: … Договориться с прапорщиком местной части, чтобы он помог поставить тут что-то… И назвать это международным фестивалем. Это тоже будет. Но вопрос резонанса, целей и задач разный будет. Почему такая сумма и столько всё это стоит? Когда началась организация этого конкурса, составлялось к нему техническое задание, Министр культуры РФ Владимир Мединский поставил задачу, чтобы в преддверии столетия начала ПМВ был организован фестиваль, который в дальнейшем станет ежегодным масштабным фестивалем европейского уровня, подобным Ватерлоо. В следующем году 100-летие начала Первой мировой. Это не просто круглая дата. Это серьёзная всероссийская акция.

В связи с этим возник комплекс задач, которые нужно было решить, чтобы фестиваль действительно стал масштабным, был освещён хорошо, чтобы о нём узнало большое число участников, зрителей, в том числе и из-за рубежа, чтобы он был зрелищным и интересным. И чтобы он подтолкнул регион к развитию не только с точки зрения культурно-исторических ценностей в плане захоронений. Этот вопрос, кстати, тоже немаловажный, острый и больной. Понятно, что на костях можно не только деньги, но и пиар себе найти различным псевдопатриотическим организациям. Но бог с ними, это всегда было спекулятивным моментом.

У нас всегда было одной из задач развитие так называемого событийного туризма. Восточная Пруссия — не только Вторая или Первая мировая, это и средневековье, крепости. Поэтому с точки зрения раскрутки здесь туристической составляющей, если мы говорим не только как энтузиасты и историки, то чиновникам и жителям Калининградской области важно, чтобы был поток инвестиций, чтобы регион развивался, в том числе и туристически. Чтобы не только поляки ездили торговать продуктами питания через границу, а, наверное, и ещё что-то другое? Чтобы они здесь деньги оставляли. Почему этого не сделать здесь, ведь в Калининградской области такая богатейшая история.

Д.К.: Заказчиком фестиваля является департамент туризма Минкульта РФ, то есть именно туристическая составляющая является одной из основных для экономического эффекта для этого фестиваля.

— Я так понимаю, Калининградской области очень повезло, учитывая, что замдиректора департамента — бывшая руководитель исполкома регионального отделения ЕР Эльмира Хаймурзина.

С.Ф.: Мы с ней знакомы, да. Но про то, что руководила тут ЕР, не знали.

Д.К.: Мы представляем здесь фонд «Морское образование», который выиграл конкурс на проведение реконструкции, и отвечаем непосредственно за реконструкцию боя.

— Реконструкция, которая в этом году пройдет, будет отличаться от прошлогодней?

С.Ф.: Конечно! Мы для этого здесь и находимся!

Д.К.: Поэтому я и привёл сравнение «Формулы-1» и велосипедных гонок во дворе.

— Как будете отбирать участников самого боя?

С.Ф.: Критерии будут опубликованы в ближайшее время. Каждый человек должен соответствовать той форме, которую он надевает. Не может быть офицер без своего подразделения, не может человек вешать незаслуженные награды и т. д. и т. п. Есть определённая хартия военных реконструкторов, которую мы поддерживаем. Думаю, что условия будут жёсткими, но вполне выполнимыми. Потому что нам просто клоунада в форме не нужна. Не нужны статисты, не нужны переодетые военные с автоматами Калашникова для массовки, ряженые, псевдоказаки и т. д. Знаете, у официантов и горничных есть тоже своя униформа, но мы их не приглашаем. Кстати, у нас будет наш клуб кавалерийский, это казаки, у них есть лошади, они оделись в форму 17-го Донского казачьего полка, аутентично. И они как раз будут перед началом реконструкции показывать зрителям джигитовку, конные упражнения, рубку лозы, работу с пикой и прочее.

— Мы сами бываем зрителями реконструкций, видим, как это происходит: зрители отдельно, реконструкторы пробежали 10 минут — до свидания.

Д.К.: У нас мероприятия запланированы фактически на три дня — пятницу, субботу и воскресенье с 23 по 25 августа. То есть, не просто приехали и выступили. Пятница — подготовительный этап. Субботу мы планируем посвятить торжественно-траурным мероприятиям, возложению венков, отдать почести и дань памяти погибшим. Плюс пройдёт парад в Гусеве. А уже в воскресенье будет непосредственно сама реконструкция.

С.Ф.: Мы, конечно, сделаем всё в первую очередь для зрителей. Чтобы те, кто приедет за 100 км из Калининграда, из области, если туристы будут, чтобы они пришли на этот спектакль и в течение часа смотрели на это действо. А до и после смогли бы в свободной форме пообщаться, сфотографироваться…

Д.К.: Осмотреть все эти декорации, траншеи, лагерь…

С.Ф.: В первую очередь, всё это сделано для них, чтобы был нормальный резонанс в выходной день для человека, для его семьи и детей. Это будет яркий военно-исторический спектакль продолжительностью примерно 40 минут. Мы вышлем приглашения на первых лиц государства. По нашим подсчётам, предполагается от 5 до 15 тысяч зрителей. В самой реконструкции будут участвовать 60 представителей клубов. Клубов будет достаточно много. Планируется участие реконструкторов из Санкт-Петербурга, Москвы, Калининградской области, Украины, Белоруссии, Польши, Чехии. Предварительно заявлено участие около 200 человек. Пока мы не получим от них официальные бланки документов, которые мы разослали, не будем говорить, сколько точно будет человек. Мы как раз ожидаем из Европы ребят, которые занимаются реконструкцией германских и австро-венгерских частей. У нас по сценарию — взятие германского фольварка, который занимают германские части, и их оттуда выбивают русские войска при поддержке кавалерии, броневиков и артиллерии. Там среди них будет какой-то процент этнических немцев, одетых в германскую форму, что будет очень своеобразно. Вдвойне приятно, что наше предложение нашло отклик именно в Европе в первую очередь, потому что для них реконструкция в России — тёмный лес. Как у нас понятие о форме австрийцев или германцев сводится к тому, что это кайзеровские солдаты из книг Ярослава Гашека, в лучшем случае, из «Тихого Дона» или каких-то советских фильмов. Также у них в Европе понятие о русских солдатах: какая-то папаха, обмотки, бороды до колен, самовар, баранки, медведь и валенок через плечо.

— Самоваров много будет?

С.Ф.: Думаю, их будет, как минимум, столько, сколько заявлено в техзадании. Как максимум — сколько нам захочется привезти, чтобы действительно создать аутентичный русский лагерь в стиле лагерей русской императорской гвардии, опыт создания которых у нас был в Питере под Красным селом. С офицерскими палатками, шатрами, бытовыми палатками, караульной службой, зонированием маленькими кусочками быта, каких-то лагерных штучек, которые были бы интересны не только взрослому, но и ребёнку. Оружейные козлы, барабаны… Полк русской армии стоит на привале перед границей. Такой же будет лагерь у германо-австрийских сил, у кавалерии. После боя будет снято оцепление, и все зрители смогут спокойно пообщаться, сфотографироваться, чтобы дети пособирали гильзы на память, потрогали оружие. На это общение после боя около трёх часов выделено, чтобы зрители всё успели. Реконструкция Первой мировой такого уровня будет первой в России. И я думаю, что будет не хуже, а где-то лучше европейских фестивалей.

Д.К.: Пока у нас только проблема одна — доставка техники и вооружения, но она решается. Мы хотим привезти сюда, как минимум, два броневика. Вообще их в России три. Надеюсь, два будут тут.

С.Ф.: Всё остальное — постройка бутафорской деревни с мельницей, развалинами замка, несколькими постройками, изгородями, с линией укреплений — всё это согласовано и решено, и у нас есть все наработки — место для лагерей, выкос травы, отдельный коновязь для лошадей. У нас будет порядка 15 кавалеристов. Это и казаки, и ребята, которые делают реконструкцию Кавалергардского полка русской гвардии, которые воевали как раз в Восточной Пруссии. Это всё будет очень традиционно, исторично, мы постараемся сделать это хорошо и достойно, чтобы европейцы, которые приедут, поняли, что это во многом лучше, чем у них. Что в России не только медведи сидят за ядерными кнопками. Они вообще боятся ехать в Россию, они в частных беседах так и говорят. И что их приглашают на фестиваль такого уровня, когда мы берём на себя визовую поддержку, поддержку на уровне военных атташе, что в России действительно что-то сдвинулось с мёртвой точки.

— Почему фестиваль называется «Гумбинненский прорыв»?

Д.К.: Нет, фестиваль официально называется «Гумбинненское сражение. Август 2014».

С.Ф.: Почему его назвали в прошлом году «Гумбинненский прорыв», я не знаю. Не мы писали конкурсную документацию. Какой там прорыв, и что прорывали, до сих пор никто не знает. Вопрос тем, кто организовывал прошлогоднее сражение.

— Вы уже подобрали площадку?

Д.К.: Да, из семи, предложенных местной администрацией, выбрали одну в районе горбатого моста на излучине реки Анграпы примерно в 6 км от Гусева.

С.Ф.: Мы долго ездили выбирали место, не всё нам подходило с точки зрения зрительской привлекательности, потому что там должен быть естественным образом амфитеатр. Если бы мы показывали настоящую войну, какой она была, это было бы мало кому интересно — валяние на поле, переползание, взрывы и т. д. Если мы хотим показать хороший спектакль, будет присутствовать определённая степень условности.

— Гостиничных номеров хватит в Гусеве для всех желающих приехать?

С.Ф.: Думаю, что, наверное, не хватит, потому что Гусев как районный центр не приспособлен к наплыву 15 тысяч гостей из области, дальнего или ближнего зарубежья. Мы должны это прекрасно понимать, и когда вопрос подняли впервые, откровенно говоря, схватились за головы, потому что ситуация выходит из-под контроля. Но это тоже в определённом смысле толчок для развития местного малого бизнеса.

— Палаточный городок для гостей подразумевается? Чтобы те, кому не хватит места или нет денег на гостиницы, остановились бы в палатках?

С.Ф.: Для участников мы делаем исторические лагеря. По поводу гостей — вопрос сейчас прорабатываем. Конечно, мы попытаемся при зонировании территории фестиваля выбрать какую-то зону для тех, кто пожелает приехать «дикарями» с палатками.

Д.К.: Но всё же, как показывает практика, люди понимают, что удобнее всего приехать туда утром. Там будет место под парковку автомобилей, для автобусов. Но в принципе там транспортная доступность неплохая.

С.Ф.: Место для палаток там есть.

— А ничего, что Гумбинненское сражение проходило не на территории Гусева?

Д.К.: Конечно, любое шоу имеет некоторый элемент условности. Сделать так, «как там было», мы не можем. Наша задача основная — показать атмосферу того времени.

С.Ф.: Главное, что мы нашли поле, которое оптимально со всех точек зрения. Оно находится в историческом месте, исторических реалиях.

Д.К.: Гумбиннен наши войска взяли, немцы отступали. Один из таких эпизодов мы и покажем.

С.Ф.: И потом не забывайте, что трудно привезти людей на историческое поле, которое в 100 км, к тому же перепахано и засеяно, там уже стоит какой-то мясокомбинат или что-то ещё. Могу привести небольшой пример. Несколько лет назад наши украинские коллеги делали фестиваль «Брусиловский прорыв» непосредственно на том поле, где был прорыв. Туда добралось всего 350 зрителей. Это было для узкого сегмента.

Д.К.: Должна быть транспортная доступность. Место, куда бы могли добраться люди с детьми.

С.Ф.: Чтобы они добрались и поняли, что это не какая-то империалистическая война, где белогвардейцы с казаками скачут. А что действительно — вот так они выглядели, так сражались вот этим вот оружием, и так русские войска брали эти хутора в августе 1914 года. Чтобы потом ещё зрители смогли походить по лагерям, сфотографироваться, задать все интересующие их вопросы, получить компетентные ответы. Важно, конечно, чтобы людям было комфортно, удобно и максимально легко добраться.

Текст — Оксана МАЙТАКОВА.
7 298 просмотров   |   3 комментария
0
Сергей
В оставшееся время надо постараться сорганизовать в проведение реконструкции местную молодёжь (хотя бы на уровне Молодёжного актива города Гусева)и не в качестве зрителей, а непосредственных участников в том или ином "амплуа". Виды на туристические, экономические, международные перспективы после этого "мероприятия" - дело важное и правильное.Но...это событие должно стать толчком для более важной составляющей - духовного отрезвления молодёжи, здесь живущей и пока, к сожалению, мало представляющей уникальность этих мест. Без опоры на калининградскую "поросль", без их погружения (только через конкретное их участие!) в планируемые мероприятия всё может повториться через год, не оставив результата на местных потомках содат ПМВ. Не хотелось бы, чтобы произошло в очередной раз как обычно:"Цирк уедет, а местные клоуны так останутся" (Поймите правильно - без персоналий, а по духу).
30 июля 2013 15:02   ЦитироватьОтветить0
3_3
# 23_3
Цитата: Сергей
— Девять миллионов на фестиваль под Гусевом — не дороговато ли?

Д.К.: Я могу привести пример. Когда заходит речь о деньгах, есть пример — гонка на болидах «Формулы-1», сколько они стоят. А можно провести гонки на велосипедах во дворе, которые ничего не будут стоить. Но результат разный.


СРАВНИЛ ПАЛЕЦ С ...... НА ФОРМУЛЕ-1, ЕСЛИ ЧТО,- СОТНИ МИЛЛИОНОВ ЗАРАБАТЫВАЮТ, А ВЫ ЧТО ЗАРАБОТАЕТЕ??? УЖЕ ЧЕРЕЗ ПАРУ ДНЕЙ ВСЕ ЗАБУДУТ ЧТО БЫЛО И ЭТО ФАКТ!!! СТОИТ ОНО ТАКИХ ДЕНЕГ???
31 июля 2013 19:48   ЦитироватьОтветить0
кирюша ролекс
# 3кирюша ролекс
духовная инвалидность
7 сентября 2017 17:00   ЦитироватьОтветить0

Оставить комментарий

    • bowtiesmilelaughingblushsmileyrelaxedsmirk
      heart_eyeskissing_heartkissing_closed_eyesflushedrelievedsatisfiedgrin
      winkstuck_out_tongue_winking_eyestuck_out_tongue_closed_eyesgrinningkissingstuck_out_tonguesleeping
      worriedfrowninganguishedopen_mouthgrimacingconfusedhushed
      expressionlessunamusedsweat_smilesweatdisappointed_relievedwearypensive
      disappointedconfoundedfearfulcold_sweatperseverecrysob
      joyastonishedscreamtired_faceangryragetriumph
      sleepyyummasksunglassesdizzy_faceimpsmiling_imp
      neutral_faceno_mouthinnocent
Группа компаний «Сегмент»